БИОГРАФИЯ

Феномен «Черного квадрата»

Казимир Северинович Малевич родился 11 февраля 1878 года в Киеве. Его отец работал на свеклосахарных заводах, которые обычно строились в глуши. Поэтому в 1890 году семья перебралась в село Пархомовка, которое находилось около Белополья, а затем в Волчок. В Пархомовке Казимир окончил пятиклассное сельскохозяйственное училище и с увлечением помогал крестьянам расписывать печи, сам рисовал, как считал, не хуже, чем художники в журналах.

 

 

"Автопортрет"

 

 

Казимир Северинович Малевич (в центре) со своими учениками

Когда в 1896 году семья Малевичей переехала в Курск, Казимир вместе с другими художниками-любителями создал кружок любителей искусства. Он рисовал пейзажи и увлекался творчеством "передвижников" Шишкина и Репина, музыкой, которую помогал ему глубже понять композитор Николай Рославец. Ради того чтобы заработать деньги на учебу в Москве, Казимир Малевич некоторое время служил чертежником в техническом отделе управления железной дороги. В 1904 году он начал посещать Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Сначала Малевич был увлечен импрессионистами, затем иконописью, которая, по его собственному признанию, помогла ему понять "эмоциональное искусство крестьян, которое любил раньше, но не уяснил всего того смысла, который открылся после изучения икон". Впервые его имя появилось в каталоге XIV выставки Московского товарищества художников, которая проходила в 1907 году. Тогда же в Москве состоялись выставки, организованные журналом символистов "Золотое руно", где можно было увидеть новое французское искусство - работы Боннара, Брака, Глеза, Гогена, Редона и других художников, творчество которых не могло не заинтересовать Малевича. В 1905-1910 годах он занимался в студии Рерберга, но сам позже подчеркивал, что главным в его становлении было самообразование. Декоративно-экспрессионистические полотна Малевича рубежа 1900-10-х гг. свидетельствовали об освоении наследия Гогена и фовистов, трансформированного с учетом живописных тенденций русского «сезаннизма». На выставках художником был представлен и его собственный вариант русского неопримитивизма — картины на темы крестьянской жизни (полотна так называемого первого крестьянского цикла). Его живопись этих лет демонстрировала отечественный вариант футуризма, получивший название «кубофутуризм»: кубистическое изменение формы, призванное утвердить самоценность и самостоятельность живописи, соединилось с принципом динамизма, культивируемым футуризмом .  

 

 

"Точильщик"  

 

 

"Бегущий человек"

 

 

"В бане"

В 1911 году на Первом Московском салоне были выставлены три серии работ Малевича: "Желтая серия" представляла ангелов и святых, "Белая" - отдых, "Красная" - бани, купальщиков и купальщиц. В том же году проходила третья выставка петербургской группы "Союз молодежи", где картины Малевича экспонировались вместе с работами Д. и В. Бурлюков, Ларионова, Гончаровой, Моргунова и Татлина. Гончарова и Ларионов чуть позже отделились от объединения художников "Бубновый валет" и организовали выставку "Ослиный хвост", на которой можно было увидеть произведения Малевича, Степанова, Моргунова, Шевченко, Татлина, Шагала. В 1913 году Малевич вступил в "Союз молодежи" и писал, что единственным правильным течением в живописи является кубофутуризм. Ларионов интерпретировал футуризм как лучизм. В этот период Малевич в таких своих работах, как "Женщина с ведрами", "Лесоруб", "Утро после вьюги в деревне" и др. изображал формы, которые, казалось, покрыты металлом.   В июле этого же года М. Матюшин предложил писателям Крученых и Хлебникову и художнику Малевичу написать по просьбе петербургского "Союза молодежи" оперу. Несколько дней в июле, которые Матюшин, Малевич и Крученых вместе провели на берегу Финского залива в Уусикиркко, они решили назвать "Первым всероссийским съездом футуристов". После чего опубликовали манифест о том, что в результате совместной деятельности создали оперу "Победа над солнцем", и заявили, что теперь выступают за разрушение чистого русского языка, отжившего хода мысли, против легкомысленности дешевых писателей и художников. "Победа над солнцем" была исполнена 3 и 5 декабря в Петербургском Луна-парке. В январе 1914 года в Москву приехал вождь итальянского футуризма Ф.-Т. Маринетти. А 8 февраля на Кузнецком прошла знаменитая демонстрация футуристов. Ее участники украсили отвороты своих пальто красными деревянными ложками. После того как 1 августа 1914 года Германия объявила войну России, Казимир Малевич нарисовал в стиле русского лубка несколько антинемецких плакатов. На первой футуристической выставке "Трамвай В", которую организовали в Петрограде Иван Пуни и его жена Ксения Богуславская, Казимир Малевич выставил свои работы "Дама у афишного столба", "Авиатор", "Дама в трамвае" и "Англичанин в Москве".

 

 

"Авиатор"

 

  

 

"Англичанин в Москве"

 

 

"Боец первой дивизии"

 

"Сложное предчувствие. Фигура в желтой рубашке"

 

Вместе с его произведениями экспонировались работы Клюна, Моргунова, Поповой, Татлина, Экстер и других. Когда открывалась выставка, ее участники уже традиционно украсили свои костюмы красными деревянными ложками. А в своей мастерской Казимир Малевич втайне от всех уже создавал первые супрематические композиции. Правда, Пуни, который тогда готовил вторую футуристическую выставку, зашел к Малевичу и случайно узнал о готовящемся сюрпризе. 39 абсолютно беспредметных работ, в том числе и знаменитый "Черный квадрат", были выставлены на последней футуристической выставке картин, которая называлась "0,10" (ноль десять). Малевич назвал их "новым беспредметным реализмом". Вместе с Пуни, Богуславской, Клюном, Меньковым написал декларацию, которая вошла в их совместный манифест и брошюру, где Малевич объяснял смысл своих работ.  

 

 

"Черный круг"

 

 

 

"Черный и красный квадраты"  

 

 

"Красный квадрат. Художественный реализм крестьянки в двух измерениях"

Казалось бы, что может быть проще: на белом фоне черный квадрат. Любой человек, наверное, может нарисовать такое. Но вот загадка: черный квадрат на белом фоне - картина русского художника Казимира Малевича, созданная еще в начале века, до сих пор притягивает к себе и исследователей, и любителей живописи. Как нечто сакральное, как некий миф, как символ русского авангарда. Рассказывают, что Малевич, написав "Черный квадрат", долгое время говорил всем, что не может ни есть, ни спать. И сам не понимает, что такое сделал. И действительно, эта картина - результат, видимо, какой-то сложной работы. Когда мы смотрим на черный квадрат, то под трещинами видим нижние красочные слои - розовый, зеленый, по-видимому, была некая цветовая композиция, признанная в какой-то момент несостоявшейся и записанная черным квадратом. Художник впоследствии много думал о черном квадрате, писал теоретические работы, связывал его с космическим сознанием.

Малевич считал, что "Черный Квадрат" - это вершина всего. "Черный квадрат" - это своеобразный живописный манифест супрематизма - нового направления абстрактного искусства, возникшего в России в начале XX века благодаря Малевичу. Пронизанные внутренним движением асимметричные, но уравновешенные супрематические композиции рождались в результате сочетания самых простых, различных по величине и цвету геометрических фигур - треугольников, полос, прямоугольников, кругов и т. д. В переводе с латинского supremus значит "наивысший". Обдумывая концепцию нового течения, К. Малевич делился своими планами только со своим другом М. Матюшиным. Именно с ним он задумал издавать журнал "Нуль". В "Черном квадрате" все предметные формы, казалось бы, действительно сведены к нулю, но это не конец, а только начало нового движения, вход в новое пространство. Малевич вынашивал идею "шагнуть за нуль", в беспредметное пространство. Изображенный на белом фоне его черный квадрат стоит воспринимать не как плоскость, а как вход в космос нового пространственного видения. Предысторией "Черного квадрата", идея создания которого, по признанию Малевича, родилась на бессознательном уровне, можно считать работу художника над эскизами декораций к опере Матюшина и Крученых "Победа над солнцем". В результате "распадения" "Черного квадрата" появились на свет 48 новых картин, которые были показаны в 1915 году на выставке "0,10". Казимир Малевич писал в одном из своих писем, что "черный квадрат - зародыш всех возможностей - принимает при своем развитии страшную силу. Он является родоначальником куба и шара, его распадения несут удивительную культуру в живописи". Возможно, именно супрематизм Малевича, как и другие возникшие в начале XX века абстрактные течения, "окультурили" стремительное развитие цивилизации, оставили для потомков визуальную летопись того времени, времени войн, катастроф, революций, когда иногда казалось, что на отдельные элементы разлагается сама действительность.

***

«Художник «доквадратной» эпохи учится своему ремеслу всю жизнь, борется с мертвой, косной, хаотической материей, пытаясь вдохнуть в нее жизнь; как бы раздувая огонь, как бы молясь, он пытается зажечь в камне свет, он становится на цыпочки, вытягивая шею, чтобы заглянуть туда, куда человеческий глаз не дотягивается. Иногда его труд и мольбы, его ласки увенчиваются успехом; на краткий миг или на миг долгий «это» случается, «оно» приходит. Бог (ангел, дух, муза, порой демон) уступают, соглашаются, выпускают из рук те вещи, те летучие чувства, те клочки небесного огня — имени их мы назвать не можем, — которые они приберегали для себя, для своего скрытого от нас, чудесного дома. Выпросив божественный подарок, художник испытывает миг острейшей благодарности, неуниженного смирения, непозорной гордости, миг особых, светлейших и очищающих слез — видимых или невидимых, миг катарсиса. «Оно» нахлынуло — «оно» проходит, как волна. Художник становится суеверным. Он хочет повторения этой встречи, он знает, что может следующий раз и не допроситься божественной аудиенции, он отверзает духовные очи, он понимает глубоким внутренним чувством, что именно (жадность, корысть, самомнение, чванство) может закрыть перед ним райские ворота, он старается так повернуть свое внутреннее чувство, чтобы не согрешить перед своими ангельскими проводниками, он знает, что он — в лучшем случае только соавтор, подмастерье, но — возлюбленный подмастерье, но — коронованный соавтор. Художник знает, что дух веет где хочет и как хочет, знает, что сам-то он, художник, в своей земной жизни ничем не заслужил того, чтобы дух выбрал именно его, а если это случилось, то надо радостно возблагодарить за чудо. Художник «послеквадратной» эпохи, художник, помолившийся на квадрат, заглянувший в черную дыру и не отшатнувшийся в ужасе, не верит музам и ангелам; у него свои, черные ангелы с короткими металлическими крыльями, прагматичные и самодовольные господа, знающие, почем земная слава и как захватить ее самые плотные, многослойные куски. Ремесло не нужно, нужна голова; вдохновения не нужно, нужен расчет. Люди любят новое — надо придумать новое; люди любят возмущаться — надо их возмутить; люди равнодушны — надо их эпатировать: подсунуть под нос вонючее, оскорбительное, коробящее. Если ударить человека палкой по спине — он обернется; тут-то и надо плюнуть ему в лицо, а потом непременно взять за это деньги, иначе это не искусство; если же человек возмущенно завопит, то надо объявить его идиотом и пояснить, что искусство заключается в сообщении о том, что искусство умерло, повторяйте за мной: умерло, умерло, умерло. Бог умер, Бог никогда не рождался, Бога надо потоптать, Бог вас ненавидит, Бог — слепой идиот, Бог — это торгаш, Бог — это Дьявол. Искусство умерло, вы — тоже, ха-ха, платите деньги, вот вам за них кусок дерьма, это — настоящее, это — темное, плотное, здешнее, держите крепче. Нет и никогда не было «любовного и нежного», ни света, ни полета, ни просвета в облаках, ни проблеска во тьме, ни снов, ни обещаний. Жизнь есть смерть, смерть здесь, смерть сразу.» (Т.Толстая, «Квадрат»)

Казимир Малевич писал: "Наш мир искусства стал новым, беспредметным, чистым. Исчезло все, осталась масса материала, из которого будет строиться новая форма. После начала 1-й мировой войны исполнил ряд агитационных патриотических лубков с текстами В. В. Маяковского для издательства «Современный лубок».Весной 1915 возникли первые полотна абстрактного геометрического стиля, вскоре получившего наименование «супрематизм». Изобретенному направлению — регулярным геометрическим фигурам, написанным чистыми локальными цветами и погруженным в некую «белую бездну», где господствовали законы динамики и статики, — Малевич дал наименование «супрематизм». Сочиненный им термин восходил к латинскому корню «супрем», образовавшему в родном языке художника, польском, слово «супрематия», что в переводе означало «превосходство», «главенство», «доминирование». На первом этапе существования новой художественной системы Малевич этим словом стремился зафиксировать главенство, доминирование цвета надо всеми остальными компонентами живописи. На выставке «О,10» в конце 1915 впервые показал 39 полотен под общим названием «Супрематизм живописи», в том числе самое знаменитое свое произведение — «Черный квадрат (Черный квадрат на белом фоне)»; на этой же выставке распространялась брошюра «От кубизма к супрематизму».

 

"Композиция"

 

 

 

 

"Полет на аэроплане"

Летом 1916 Малевич был призван на военную службу; демобилизован в 1917. В мае 1917 был избран в совет профессионального Союза художников-живописцев в Москве представителем от левой федерации (молодой фракции). В августе стал председателем Художественной секции Московского Совета солдатских депутатов, где вел обширную культурно-просветительную работу. В октябре 1917 был избран председателем общества «Бубновый валет». В ноябре 1917 московский Военно-революционный комитет назначил Малевича комиссаром по охране памятников старины и членом Комиссии по охране художественных ценностей, в чью обязанность входила охрана ценностей Кремля. В марте-июне 1918 Малевич деятельно сотрудничал в московской газете «Анархия», опубликовав около двух десятков статей. Участвовал в работах по декоративному убранству Москвы к празднику 1 Мая. В июне был избран членом московской Художественной коллегии Отдела Изо Наркомпроса, где вошел в музейную комиссию вместе с В. Е. Татлиным и Б. Д. Королевым. В результате расхождения с членами московской коллегии переехал летом 1918 в Петроград. В петроградских Свободных мастерских Малевичу была поручена одна из мастерских. Оформил петроградскую постановку «Мистерии-Буфф» В. В. Маяковского в режиссуре В. Э. Мейерхольда (1918). В 1918 были созданы полотна «белого супрематизма», последней стадии супрематической живописи.В декабре 1918 вернулся в Москву. Принял руководство живописными мастерскими в московских I и II ГСХМ (в I-х совместно с Н. А. Удальцовой ). В июле 1919 закончил в Немчиновке первый большой теоретический труд «О новых системах в искусстве».В начале ноября 1919 переехал в Витебск, где получил должность руководителя мастерской в Витебском Народном художественном училище, возглавляемом Марком Шагалом. В конце того же года в Москве состоялась первая персональная выставка Малевича; представляя концепцию художника, она разворачивалась от ранних импрессионистических работ через неопримитивизм, кубофутуризм и алогические полотна к супрематизму, делившемуся на три периода: черный, цветной, белый; завершалась экспозиция подрамниками с чистыми холстами, наглядной манифестацией отказа от живописи как таковой.Витебский период (1919-22) был отдан сочинению теоретических и философских текстов; в те годы были написаны почти все философские произведения Малевича, в том числе несколько вариантов фундаментального труда «Супрематизм. Мир как беспредметность». В рамках деятельности созданного им объединения «Утвердителей нового искусства» (Уновис) Малевичем были опробованы многие новые идеи в художественной, педагогической, утилитарно-практической сферах бытования супрематизма.   На одной из выставок показал свою новую серию - "Белое на белом". Родченко тут же ответил на нее "Черным на черном". "Цвет должен выйти из живописной смеси в самостоятельную единицу - в конструкцию,- утверждал К. Малевич,- как индивидуум коллективной системы". В сентябре 1919 года начался новый этап в жизни и творчестве Малевича. В. Ермолаева и Л. Лисицкий пригласили его преподавать в Витебскую народную художественную школу, которую в то время возглавлял М. Шагал. Уже весной следующего года Малевич внедрил новую форму образования, где все виды искусства рассматривались на основе супрематизма. "Уновис", который расшифровывается как "утвердители нового искусства", был новым, основанным на коллективных началах типом обучения. 1920 год для Малевича особенный: 20 апреля у него родилась дочь, которую он назвал Уна, а в декабре вышел альбом "Супрематизм. 34 рисунка".

 

  

 

Однако отношения с некоторыми преподавателями, да и с городскими властями у Малевича не сложились. И он вынужден был переехать в Петроград. Вместе с ним поехали Ермолаева, Чашник и некоторые его ученики. В 1923 году вместе с другими художниками "Уновиса" и сотрудниками Петроградского государственного фарфорового завода Малевич начал разрабатывать эскизы новых форм, которые основывались на принципах супрематизма. В это же время он попробовал исследовать возможности супрематической архитектуры и разработал чертежи-эскизы к так называемым "планитам". По предложению Павла Филонова Малевича временно назначили директором, а потом заведующим отделом живописной культуры Института художественной культуры. "Черный квадрат", "Черный круг", "Черный крест" и шесть рисунков планит Малевича с большим успехом экспонировались на XIV Бьеннале в Венеции. Художник-новатор очень любил участвовать в диспутах, ученики называли его не только Учителем с большой буквы, но и вождем, сравнивали его личность с личностью легендарного Чапаева. А Малевич уже мечтал о преобразовании в духе супрематизма всего окружающего пространства и вместе с Чашником и Суэтиным начал делать модели супрематических архитектурных сооружений - "архитектонов". Потом отправился в Варшаву и Берлин, где вместе с Пайпером посетил "Баухауз" в Дессау, познакомился с Вальтером Гропиусом и Ласло Мохой-Надем и даже решил снять фильм о супрематизме. Возвратившись в Россию, Малевич вновь занялся исследовательской деятельностью, но, столкнувшись с непониманием, вынужден был переехать в Киев. В 1930 году Малевича арестовали. И пока он был в тюрьме, друзья, волнуясь за его судьбу, сожгли почти все рукописи. В 1932 году Казимиру Малевичу предоставили возможность руководить экспериментальной лабораторией в Государственном Русском музее. В апреле 1935 года на Первой выставке ленинградских художников экспонировались пять портретов, которые Малевич создал в 1933 и 1934 годах. А потом - вплоть до 1962 года - работы Малевича в Советском Союзе больше не показывались.   Умер Казимир Малевич 15 мая 1935 года.   Его творчество вобрало в себя все противоречия времени. Малевич увлекался импрессионистами, создавал кубофутуристические композиции, были в его творчестве и два так называемых крестьянских периода, когда он пытался осмыслить образы крестьян. Но главным его вкладом в историю изобразительного искусства XX века стал супрематизм.   "Черный квадрат" сделался своеобразным знаком - символом. И Малевич, и его ученики носили его на рукавах, ставили рядом с обращением к адресату на письмах. Даже похоронить себя Малевич завещал в "супрематическом" гробу, который изготовили по его собственному проекту. На крышке должны были размещаться квадрат, круг и крест (крест, правда, согласуясь с советской символикой, делать не стали, хоть он у Малевича назывался "пересечением двух плоскостей"). Одели покойника в основные супрематические цвета - белая рубаха, черные брюки, красные туфли. Н. Суэтин позже поставил на могиле художника в Немчиновке белый куб с черным квадратом на нем, тем самым черным квадратом, который явился выходом в новое пространство.  

 ***

ЭПИЛОГ

«Я числюсь «экспертом» по «современному искусству» в одном из фондов в России, существующем на американские деньги. Нам приносят «художественные проекты», и мы должны решить, дать или не дать денег на их осуществление. Вместе со мной в экспертном совете работают настоящие специалисты по «старому», доквадратному искусству, тонкие ценители. Все мы терпеть не можем квадрат и «самоутверждение того начала, которое имеет своим именем мерзость запустения». Но нам несут и несут проекты очередной мерзости запустения, только мерзости и ничего другого. Мы обязаны потратить выделенные нам деньги, иначе фонд закроют. А он кормит слишком многих в нашей бедной стране. Мы стараемся, по крайней мере, отдать деньги тем, кто придумал наименее противное и бессмысленное. В прошлом году дали денег художнику, расставлявшему пустые рамки вдоль реки; другому, написавшему большую букву (слово) «Я», отбрасывающую красивую тень; группе творцов, организовавших акцию по сбору фекалий за собаками в парках Петербурга. В этом году — женщине, обклеивающей булыжники почтовыми марками и рассылающей их по городам России, и группе, разлившей лужу крови в подводной лодке: посетители должны переходить эту лужу под чтение истории Абеляра и Элоизы, звучащей в наушниках. После очередного заседания мы выходим на улицу и молча курим, не глядя друг другу в глаза. Потом пожимаем друг другу руки и торопливо, быстро расходимся.» (Т.Толстая, «Квадрат»)  

 
рулетка cs go от 1 рубля
КАРТИНЫ МАЛЕВИЧА
ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ

Надежный друг
Вместе с талантливыми москвичами-художниками Алексеем Моргуновым и Владимиром Татлиным в январе 191...


Четвертое измерение
Супрематизм Казимира Малевича для человека, не знакомого с этим направлением, был чужд из-за напора ...


Три стадии супрематизма Малевича
На пятой выставке общества "Бубновый валет", прошедшей в ноябре 1916 года, Малевич представил зрител...


© 2006-2010 "Казимир Малевич" - творческая биография и перечень картин Администратор сайта: Дубинина Ирина
При использовании материалов ссылка на наш обязательна